О самом лучшем образовании

02-08-2013 в 09:16 0 | 547
Фото: О самом лучшем образовании
Не знаю откуда взялась крылатая фраза про «самое лучшее советское образование». Скорее всего никто и никогда не формулировал мысли именно в таком виде. И она появилась примерно как фраза «в СССР секса нет» – вырванная из контекста оговорка взволнованной прямым эфиром женщины. Но на самом деле в принципе это не столь важно. Если даже фраза как таковая никогда не произносилась, в самой по себе мысли о качестве советского образования ничего необычного нет. Если существуют различные системы образование, то почему бы каким-то из них не быть лучше, а другим хуже? И если уж будет выявлено, что какая-то система лучше других, то почему бы лучшей не быть именно системе образования в СССР?
 


Но другой вопрос – а что именно понимается под «советским образованием»? Это программа обучения или это сама система организации обучения или это и то, и это одновременно? В любом случае имеет смысл рассмотреть обе составляющие.

Итак, организация обучения и доступность. В СССР существовало всеобщее обязательное образование для детей до 16 лет. При этом родители учеников непосредственно плату за обучение не вносили, что называлось «бесплатным образованием». Ну что тут сказать? В общем такой принцип возможно для большинства и в самом деле хорош. Что поделать, но для многих людей почти невыполнимой задачей является правильное планирование своего бюджета. Выдавай иным людям весь доход до копейки без всяких удержаний, требуя платить со всей суммы за всё самостоятельно – и у этого типа людей никогда не будет на руках нужной суммы для выплаты. И поднимется стон вселенский о несправедливости жизни. Поэтому таким людям легче всю свою жизнь мириться с удержанием из их заработка в специальный накопительный фонд с тем, чтобы в случае необходимости они могли пользоваться теми или иными услугами, не внося плату непосредственно. Причём за всю жизнь с них удержат суммы значительно большие, чем если бы они получили всё на руки, но непосредственно оплатили обучение или лечение, но им такая система всё равно приятнее.

Так что в принципе особо обсуждать именно этот аспект незачем. Всё равно человек, который всегда готов сам отвечать за последствия всех своих действий, не будет понят человеком, который не сбивается с нормального жизненного ритма только если над ним есть некая указующая и наказывающая длань. Далее этот момент я рассматривать не буду.

Остаётся, собственно, вопрос школьной программы и вопрос организации системы обучения.





Итак – программа. Если непредвзято посмотреть на весь тот перечень дисциплин и объём информации по каждой дисциплине, которые за десять лет обучения предлагаются к изучению, то на самом деле это в самом деле очень серьёзное и хорошее образование. То есть человек со средним образованием в том виде, как оно описано в советской школьной программе – это весьма эрудированный человек. В этом смысле стандарт советского среднего образования был в самом деле высок.

Есть только одна загвоздка. Людей, которые в самом деле усвоили весь курс школьной программы по всем дисциплинам – в СССР да и вообще нигде в мире почти нет и массово быть не может. И дело даже не в интеллекте. Дело в том, что у любого человека совершенно различные наклонности. В простейшей форме это различие в том же СССР получило название «спор физиков с лириками». Человек с техническим складом ума чаще всего не интересуется гуманитарными дисциплинами. И наоборот, человека, которого интересует скажем филология или история, очень сложно заставить изучать физические или химические законы и тонкости логарифмов.

С другой стороны, возможно качество образования вовсе и не имеет в виду, что абитуриент (т.е. выпускник школы), должен одинаково глубоко овладеть всеми дисциплинами, а вполне достаточно, чтобы он глубоко овладел какой-то одной дисциплиной, которая затем будет связана с его профессиональной деятельностью, а о прочих дисциплинах он должен иметь общее пусть не очень глубокое, но достаточно твёрдое представление. Всё же хорошо знать физику и математику, а остальное – в общих чертах – гораздо проще, чем хорошо знать вообще всё. Пусть так.

Но ведь и это недостижимая планка, если говорить о всеобщем среднем образовании. И в данном случае на передний план выступает именно интеллект. Увы, но с точки зрения интеллекта люди очень и очень не равны. И очень умных значительно меньше, чем просто умных, а те в свою очередь сильно уступает численно людям средних способностей. В свою очередь существуют ведь ещё и посредственности, а ниже их просто идиоты и дураки (в техническом значении этих смыслов), под которыми находятся просто анацефалы. Ну анацефалов и просто умственно отсталых, положим, в обычную школу никто принимать не собирался. Но в общем и целом советская средняя школа представляла из себя сообщество детей с очень различными интеллектуальными способностями. Лишь малая их часть была способна качество усвоить в полном объёме хотя бы пару дисциплин средней школы. Большинство усваивало даже одну-две дисциплины не в полном объёме. А присутствовали и такие, которые были неспособны даже минимально усвоить хотя бы одну дисциплину.

Положим, никто и не утверждал, что все будут иметь одинаковое знание. Аттестат зрелости мог содержать одни пятёрки, а мог содержать и одни тройки – и при этом человек всё равно считался имеющим среднее образование. Но таким образом получается, что нижняя планка среднего образования находилась на уровне «посредственно» по всем дисциплинам. А если учесть, что очень многие нерадивые ученики как бы «выбраковывались» в ПТУ, в которых формально получение среднего образования продолжалось и точно также выдавался аттестат, свидетельствующий о среднем образовании, то нижняя планка советского среднего образования, пожалуй, должна была быть опущена ещё ниже, чем «посредственно». Никто ведь не станет спорить, что среднестатистический окончивший с одними тройками школу десятиклассник знал общеобразовательные дисциплины лучше, чем среднестатистический выпускник ПТУ. В большинстве ПТУ общеобразовательных дисциплин внимание уделялось весьма незначительно – считалась, что ПТУ должно выпустить подготовленного рабочего, а его среднее образование как таковое особой роли уже не играет.

Но и это ещё не всё. Оценки.

В советской школе знания учеников оценивались по формально пятибалльной системе. Почему – формально? Потому что самый нижний бал – «кол» – по крайней мере в брежневские времена практически никогда не ставили. Формально такая оценка существовала, но реально только в порыве очень большого душевного расстройства или злости учитель мог поставить ученику единицы. Поэтому оценки распределялись от двойки до пятёрки, то есть реальная система оценки знаний была четырёхбалльной.

Однако уже и «неуд», то есть двойка, была крайне низкой оценкой и свидетельствовала о том, что ученик не выучил урок. И в принципе даже не очень ясно, каков должен быть уровень «неучености», чтобы двойка перешла в кол. Если не выучил – значит не знает и баста. Но вот вопрос – если формально существовала двойка, как оценка уровня ответа ученика на уроке, то почему эта оценка отсутствовала при оценке уровня усвоения материала за четверть или год? Ведь если мы говорим, что коли существуют люди с высокими интеллектуальными способностями, то должны существовать и люди с низкими. И чем дальше идёт процесс обучения, чем сложнее становится материал для изучения, тем всё меньше будет понимать этот материал ребёнок с низким IQ и в конце-концов неизбежно наступит интеллектуальный предел, дальше которого он продвинуться уже не сможет.

В советской системе образования однако считалась, что если ребёнок будет внимательно слушать объяснения учителя и выполнять все домашние задания, то такой предел наступить не может никогда. Ну то есть все люди таковы, что они способны овладеть всеми знаниями. Но это же очевидная чушь! У каждого из нас в классе наверняка был полный идиот, а то и не один, который стоя возле доски бессмысленно глядел в окно, вяло реагируя на вопросы учителя. Это были двоечники. Причём как правило не бывало так, чтобы ребёнок был двоечником по одной дисциплине, а по другой хорошистом, а то и отличником. Чаще всего двоечник был двоечником по всем дисциплинам.

Вопрос – а в какой момент он стал получать двойки? Очевидно, что это произошло в тот момент, когда сложность материала превысила его интеллектуальные способности.

Получается любопытная ситуация. В первом классе как правило все дети получают пятёрки и четвёрки. Но от класса к классу всё более заметна дифференциация – одни продолжают показывать высокие результаты, другие начинают получать пятёрки лишь изредка, третьи скатываются в «тихие троечники», ну и наконец выявляются явные двоечники. Однако система не предпринимает ничего для исправления ситуации. Двоечников исправно «тянут» до 8 класса, они переходят из класса в класс, отравляют жизнь учителям и разлагающе действуют на класс. Но как их можно убрать из школы? Как можно заявить, что вот мол такой-то ребёнок достиг предела своего интеллекта и далее в него никакие знания загрузить уже невозможно?

Была такая схема – оставить на второй год. То есть если ребёнок был хронически неуспевающим, то его могли заставить пройти курс обучения за данный класс повторно. Сам термин «второгодник» я конечно слышал из фильмов или «Ералашей», но в реальности ни разу не сталкивался с реальным второгодником. Системе, ориентированной на трескучие отчёты об успехах, было невыгодно отчитываться, что хотя бы один ученик не справился с обучением и был оставлен на второй год. Поэтому что никто не задался бы вопросом – а в принципе такой ученик способен усвоить программу. Нет, районо бы сделало «оргвывод» о том, что школа плохо подготовила этого ученика. Поэтому в любой советской средней школе всегда был пул «брака», который тащили до окончания 8 класса, чтобы потом с радостью отправить этот «брак» в ПТУ. А там, в ПТУ, этот «брак» и вовсе переставал учиться. Но всё равно считался частью «всеобщего среднего образования».

Я не хочу сказать, что в ПТУ не было учеников, которые могли показать хорошие результаты. Иногда бывали. И в этом тоже сказывается дефективность системы – в средней школе ребёнок почему-то скатывался в троечники а то и двоечники, а в ПТУ вдруг мог «расправить крылья». Что конечно странно.

Ну а те, кто перевалил 8 класс и пошёл в 9-й? Даже обычная здравая логика подсказывает, что из этой группы тоже далеко не все могли одолеть хотя бы одну дисциплину в нужном объёме. Однако если до 8 класса включительно система мирилась с наличием известного процента «будущих птушников», то уже с 9 класса любого, даже полностью неспособного, тянули до выпускных экзаменов до самого конца. А сами эти выпускные экзамены? Да они всегда и всюду были призваны не оценить знания ученика как таковые, а просто соблюсти некоторую проформу. Как правило, любой 10-классник, сдававший выпускной экзамен, получал примерно ту оценку, которую ему бы поставили по результатам года и без всякого экзамена. Если он по какой-то причине плохо отвечал на вопрос, а в году чаще получал более высокую оценку, то учителя как правило старались ему натянуть балл.

И уж совершенно немыслимым было, чтобы кто-то получил на экзамене двойку и не получил аттестат зрелости. То есть допустим ученик уже в 9 классе перестаёт понимать и усваивать большую часть материала, но его всё равно «натягивают» на тройку и затем пусть со всеми тройками, но аттестат зрелости он получит. Советская система образования не была заинтересована в выявлении людей, которые не способны овладеть программой средней школы. Наоборот, каждая школа была заинтересована в том, чтобы показать как можно лучшие результаты. В этом смысле если троечника можно было пусть со страшными усилиями, но натянуть на получение оценки «хорошо», то это делалось. Про то, как сами же учителя часто договаривались с учениками где какой билет будет лежать – я даже не говорю. Причём делали это вовсе не за взятки а ради того, чтобы показать более высокий процент хороших оценок. Вся система образования была заточена под это. Но если честным путём невозможно добиться, чтобы не достаточно интеллектуальный человек овладел знаниями, то можно воспользоваться не совсем честными – в частности рассказать где какой билет будет лежать, чтобы накануне экзамена даже плохо ученик смог вызубрить хотя бы один билет на «хорошо».

То есть в реальности никакого всеобщего среднего образования не было. Это была чистая декларация, не более. Конечно, кто мог учиться в этой системе получал среднее образование. Но ведь не все могли! А получали аттестат все. Пусть хотя бы позднее в т.н. вечерней школе (это уже совсем экзотика), но среднее образование «получали» все.

А зачем? К чему это нужно кроме чисто пропагандистской демагогии? То, что возможность получить среднее образование имел каждый – это конечно хорошо и спорить с этим глупо. Но плохо было то, что это была обязанность. А обязанность получить это среднее образование приводила к тому, что считались его получившим даже и те, кто реально никакого среднего образования – как определённую сумму усвоенных знаний – не получил. А это в свою очередь вело к нивелированию понятия. В итоге среднее образование – которое по идее в самом деле должно было выглядеть как очень высокого уровня образование – стало восприниматься как некая «галочка», которую получит любой. Примерно как звание пионера – в брежневское время его уже никто не заслуживал; пионерами становились все.

Высшее образование. Тут на мой взгляд ахиллесовой пятой был принцип формирования преподавательского состава. Потому что очень многие преподаватели в ВУЗах не были производственниками. А что это значит для учебного заведения, которое готовит кадры для производства? Студенты получали теоретическое знание, а практически сильно отставали в развитии. Система производственных практик часто носила довольно формальную окраску. Считалось, что мол на производстве ученика всему дополнительно обучат уже сами производственники. И на завод приходил инженер, который специфику производства знал хуже рабочих. Общим местом было утверждение – мол «мы вас учим не конкретным знаниями, а тому, как самому получать знания, то есть учим учиться». Ничего себе высшее учебное заведение, которое даёт студенту не квалификацию как таковую, а только обучает его как самому потом искать нужные знания.

А с другой стороны – разве могло быть иначе? Ведь как это происходило? Если на 5-м курсе студент показывал высокие результаты в обучении, ему могли предложить остаться в аспирантуре. Если он оставался (экзамены тоже как правило ему было сдать легче, коли уж ему изначально было предложено), то как аспирант также как правило становился преподавателем, а потом мог остаться в институте уже окончательно в качестве преподавателя и делать там карьеру. В итоге получалось, что почти все преподаватели хорошо знали теорию, а конкретику профессиональной деятельности знали значительно хуже.

Разумеется, более целеустремлённые студенты уже в институте в поисках заработка пытались устроиться на предприятия по своему профилю. Естественно такие студенты после получения диплома были куда лучше подготовлены к конкретно профессиональной деятельности. Но ведь по идее их так готовить должен был институт, а не они сами себя должны были дополнительно подготавливать.

Ну и т.д. и т.п.

То есть в целом система давала возможности овладеть заявленным объёмом знаний людям целеустремлённым. При этом соглашалась считать овладевшими знаниями и тех, кто реально ими и не овладел. Конечно, вузы всё же выбраковывали студентов – раз в полгода были экзамены. Но в принципе тоже, если студент доучился до 4 курса, то потом его уже тянули, даже если он и не справлялся. Подход был следующий – «мол государство на обучение одного студента потратило столько денег, что отчисление с 4, тем более 5 курса – это бесхозяйственность и транжирство государственных денег». И в принципе если студент добирался до 4 курса, то дальше мог уже «не париться».

Ну а в наше время уже нивелировано и высшее образование. И уже идут какие-то шараханья из стороны в сторону.

А по моему, надо смотреть на вещи здраво. Пускай будет существовать среднее образование – назовите его хоть советским. Пускай оно должно быть доступно любому – тем или иным способом (лучше конечно через систему государственных школ). Но при этом не должно быть обязательности в получении этого среднего образования. Допустим должна существовать какая-то минимальная база – думаю за 5 лет эту базу вполне можно дать ребёнку. При этом она должна быть шире, чем старое советское «начальное образование». Уверен, что ребёнка надо обучать также и риторике, и теории информации (не путать с изучением программ MS Office и операционной системы, которая сегодня называется информатикой) и больше уделить внимание гуманитарным дисциплинам (той же истории искусств, например). Но в принципе за 5 лет этот объём дать можно. А далее – уже никто никого не тянет. В 6 классе ребёнок уже не может далее овладевать знаниями – оставили на второй год. И со второй попытки не справился – до свидания. И не надо истерить на этот счёт. Далеко не всем в жизни нужно среднее образование (не говоря уже про высшее) и тем более далеко не все по своим интеллектуальным способностям способны им овладеть.

Источник


Комментарии (0)
Добавить комментарий